Тарас Сорока, УБРиР: Роботизация принесла нам более 100 миллионов рублей экономии

Тарас Сорока, УБРиР: Роботизация принесла нам более 100 миллионов рублей экономии

15 Мая 2024 11:42 15 Мая 2024 11:42 | Поделиться

В 2022 г. ведущие западные RPA-решения прекратили поддержку клиентов из России, вызвав рост проектов импортозамещения. Наиболее схожей с мировым лидером рынка роботизации UiPath по интерфейсу и логике работы является платформа Primo RPA. Об опыте миграции, возникших проблемах и способах их решения читателям CNews рассказали Тарас Сорока, технический директор банка УБРиР, и Илья Кочетов, директор по технологическому развитию платформы Primo RPA.

Роботизация в банке УБРиР по состоянию на начало 2022 года

Market.CNews: Тарас, здравствуйте! Как и с чего началась роботизация в банке УБРиР? Какие задачи ставились на первых этапах внедрения RPA?

Тарас Сорока: Роботизация в УБРиР приходит на помощь там, где есть пробелы автоматизации. На практике это выглядит следующим образом: бизнес концентрируется всегда на том, что приносит максимум прибыли. И при таком подходе автоматизация бэкофисных процессов часто попадает во второй приоритет. Плюс всегда существуют процессы, чья автоматизация «традиционными» способами слишком трудоемка, и решением кажется нанять людей в штат для выполнения операций в ручном режиме. В таких вопросах хорошо себя показывает роботизация.

Market.CNews: Можно ли сказать, что роботизация обходится дешевле автоматизации?

Тарас Сорока: Разработчик RPA незначительно дешевле разработчиков Oracle или Java, поэтому ключевой аспект роботизации не в цене разработчика, а в отказе от ручного труда. Если разработчики не автоматизировали какой-то функционал в бэкофисе в силу большего фокуса на разработку новых продуктов, то операторам придется выполнять его вручную. Часто это рутинная работа вроде заполнения карточек, переноса и поиска данных в отсканированных документах и т.п. Гораздо проще и эффективнее озадачить этой рутиной робота, который способен работать 24 часа в сутки, не уставать и не совершать ошибок, в отличие от людей.

Илья Кочетов: Можно обобщить и сказать, что роботизация — это один из видов автоматизации. То есть компания может автоматизировать все процессы, но в каждом конкретном случае выбирает способ, как именно это сделать: за счет традиционной автоматизации или за счет роботизации.

На самом деле выбор происходит чуть раньше. Ресурсы команды разработчиков любой компании ограничены. Перед ними всегда стоит выбор: либо делать очередную бизнес-задачу, которая принесет банку деньги, либо автоматизировать бэк-офис. В итоге команда разработчиков запускает новые продукты и сервисы, а команда роботизации нивелирует рутину в уже действующих проектах.

Тарас Сорока: Кстати, роботизация — хороший трамплин для людей из поддержки в сферу ИТ. Роботы часто имитируют человеческие действия. Любой, кто имеет базовый опыт программирования в Pascal и BASIC, легко сможет сделать робота, а затем постепенно освоит и остальные навыки, необходимые в промышленном программировании.

Market.CNews: На каком этапе вы находились в начале 2022 года? Сколько бизнес-процессов было роботизировано, была ли достигнута экономия от внедрения RPA и окупаемость проекта?

Тарас Сорока: С момента внедрения RPA все задачи, которые претендовали на роботизацию, мы складывали в бэклог и оцифровывали (анализировали на предмет потенциальной выгоды). После этого находили операции, роботизация которых принесла бы наибольший эффект и начинали именно с них.

К 2022 году у нас работало порядка 130 роботов, которые заменяли десятки сотрудников. Банк уже был зрелой в плане роботизации компанией с собственным центром компетенций, а экономия от замены сотрудников роботами измерялась десятками миллионов рублей в год..

Обычно, кстати, робот работает в 2-3 раза быстрее человека. Но иногда скорость робота ограничивается временем отклика систем. У каждого приложения надо дождаться загрузки интерфейса, обновления страницы, завершения процессов передачи и сохранения данных — на эти величины робот никак не может повлиять.

Market.CNews: Могли бы вы привести примеры роботизированных бизнес-процессов?

Илья Кочетов: В банковской сфере есть несколько групп типовых бизнес-процессов, которые приходится роботизировать чаще всего:

Работа с электронным архивом. В архиве лежат PDF-файлы, и в определенный момент возникает потребность в валидации подписей. Раньше человек загружал их поочередно в систему, ждал результат, после чего в другой программе или в своих заметках помечал результат проверки. Робот делает все операции гораздо быстрее и аккуратнее. В итоге на проверку всего архива требуется всего 2 недели вместо ожидаемого полугода.Отслеживание обновлений на сайтах. Например, банк хочет узнать информацию о клиенте в ФССП, базе юридических лиц и других источниках. Автоматизация такого процесса весьма сложна, ручная работа крайне рутинна, а для робота — отличная задача.Обратная ситуация — размещение информации на сайте, например, подача отчетности на сайте регулятора. Там нет сложных действий, но очень много шагов, которые надо терпеливо и аккуратно выполнить, с чем робот хорошо справляется.

Тарас Сорока: Со своей стороны отмечу еще две типовые сферы применения роботов:

Перенос данных из одной программы в другую. Ключевая проблема миграции с одного ПО на другое — это перенос данных. И этот перенос может оказаться настолько трудоемким, что заказчику проще отказаться от миграции. Несмотря на то, что это одноразовый процесс, робот по переносу данных оказался очень эффективным в УБРиР в проекте по переходу на новую систему электронного документооборота..Интеграция старой системы с новым ландшафтом необходима, когда в компании есть старое ПО (legacy), автоматизированная интеграция с которым технически невозможна или нежелательна в силу ряда причин. В этом случае робот, подобно человеку, вытаскивает информацию из нее и вводит в новую систему.

Market.CNews: Кто является вашими основными бизнес-заказчиками в банке, в каких подразделениях внедрены роботы?

Тарас Сорока: В основном, это бэкофис: объединенный операционный центр, финансы, HR, иногда риски. После того как банк продал банковский продукт, наступает время рутинных операций: нужно обработать документы, загрузить сканы в систему, отправить весь комплект в архив. В роботизации именно этих процессов и заключается наибольший эффект.

Далее идут бухгалтерия, HR, риски. Наиболее распространенные задачи здесь — зайти в одну систему и получить данные из нее, зайти в другую систему и сделать то же самое, а потом сформировать на их основе документ и выслать его клиенту или внести в третью систему.

А вот проекты в департаментах ИТ и ИБ — большая редкость, там роботизировать практически нечего.

Миграция на Primo RPA

Market.CNews: В 2022 году вы, очевидно, столкнулись с задачей импортозамещения. Как выбирали отечественную RPA-платформу после ухода UiPath?

Тарас Сорока: Для выбора вендора мы использовали критериальную таблицу. В ней учитывались базовые критерии и дополнительные опции. К базовым мы относили:

Зрелость решения, так как мы не хотели быть подопытными кроликами.Технические возможности, сравнимые с UiPath.Удобство разработки (я глубоко убежден, что если разработчику не нравится инструмент, то он не будет им пользоваться).

Среди дополнительных опций выделю:

Схожесть с UiPath по духу, так как мы не планировали смену команды, и нужно было минимизировать процесс обучения.Совокупная стоимость владения решением.Наличие клиентов, сравнимых с нами и работающих в нашей сфере, то есть наличие у вендора релевантного опыта.

Помимо сравнения на бумаге мы в обязательном порядке проводили живое тестирование RPA-платформ посредством пилотных проектов. В конечном итоге по совокупности факторов выбрали Primo RPA, о чем не жалеем. Но, конечно, не обошлось и без ошибки, совершенной нами по ходу миграции…

Market.CNews: В чем же она заключалась?

Тарас Сорока: Мы пытались одновременно выполнять переход на новую платформу и удовлетворять потребности заказчиков через разработку новых роботов. Очевидно, что наши заказчики всегда давали приоритет новому функционалу. Как следствие, сроки миграции «поехали вправо».

В итоге мы все равно пришли к тому решению, которое хотели принять изначально: поставили на стоп создание нового функционала и занялись исключительно переездом, но потеряв где-то около полугода. UiPath у нас прекращает функционировать в августе 2024 года. Сконцентрировавшись на миграции изначально, мы бы успели перевести всех существующих роботов к этому сроку, а теперь мы успеваем только с переводом роботов первого приоритета. Классика.

На данный момент мы находимся в середине проекта. К началу перехода у нас было порядка 130 роботов на UiPath. Из них половина обслуживает наиболее критичные процессы, за сбои в работе которых возможны штрафы от регулятора, или неминуемы издержки на найм людей для выполнения задач вручную. Сейчас полностью перенесены 35 роботов, еще 25 будут готовы к августу этого года.

Второй приоритет назначен роботам, которые не несут финансовых рисков. Они остановятся в августе и будут запущены на Primo RPA в течение полугода.

Третий приоритет — наименее важные роботы, которые, вероятно, не будут работать около полугода, издержки коллеги смогут компенсировать ручным трудом, а мы благодаря этому поймем, какие из роботов действительно необходимы, а какие используются «по привычке». Таких роботов мы, разумеется, мигрировать не будем и просто отключим.

Market.CNews: Потребовалась ли вам корректировка бизнес-процессов в связи с переходом на Primo RPA?

Тарас Сорока: Нет, корректировка бизнес-процессов по причине внедрения RPA нам не потребовалась, иначе мы бы выбрали другую платформу.

Market.CNews: С какими еще проблемами вы столкнулись в процессе миграции?

Тарас Сорока: Производительность у Primo RPA изначально была ниже, чем UiPath: там, где на UiPath нужно было 4 робота, у Primo RPA требовалось 5. И дело тут не столько в скорости выполнения операций, сколько в затратах — чем больше роботов, тем выше совокупная стоимость лицензий.

Впрочем, надо признать, что Primo RPA развивается очень быстро, и вторая версия ядра максимально близка по скорости работы с UiPath.

Будущее роботизации

Market.CNews: Тарас, а как роботизацию воспринимают сами сотрудники банка? Влияет ли она на корпоративную культуру?

Тарас Сорока: Вы знаете, очень положительно, так как люди видят результат своей работы. В случае ИТ-подразделения его достаточно сложно разглядеть. Да, банк больше продает и больше зарабатывает, но вычленить вклад ИТ практически невозможно.

В случае роботизации все прозрачно: известны начальные затраты и штат, известно количество созданных роботов и их стоимость, известны финальные затраты и штат. Зная эти цифры, посчитать эффект не составляет труда.

Market.CNews: Какие у вас планы на дальнейшую роботизацию?

Тарас Сорока: Как я и сказал ранее, до завершения миграции у нас пауза: новых роботов мы не разрабатываем, все задачи аккуратно складываем в бэк-лог и вернемся к ним в 2025 году. По моим ощущениям, потенциал роста до 200 роботов у нас точно есть. Думаю, что это некий предел рутинных операций для типичной банковской среды.

Набор роботов динамичен во времени: какие-то роботы теряют актуальность, параллельно появляется потребность в новых. Достигнув предела в условные 200 роботов, текущая команда полностью себя займет поддержкой существующих роботов и заменой устаревших. Если будем с этой операционкой справляться меньшими силами, переучим часть команды на другой стек и переключим на другие задачи.

■ erid:2SDnjdErkTTРекламодатель: Общество с ограниченной ответственностью «Примо РПА»ИНН/ОГРН: 9715426731/1227700545588Сайт: https://www.primo-rpa.ru/

16.05.2024

Добавить комментарий